Что выберем — Хаос или свой идеологический проект?

Картинки по запросу "потсдамская конференция"

Ялта и Потсдам против глобального хаоса

 Какова предыстория Ялтинско-Постдамской системы? Краткий экскурс:

  • 1911 год — антимонопольное решение Верховного суда США по компании Standard Oil (нефтяная вотчина Рокфеллеров): разделена на 34 компании, суммарная капитализация сразу выросла в 3,5 раза. Олигархия начинает нефтяную экспансию;
  • 1912 год — проведение в президенты Вудро Вильсона. Выборы выигрывал президент Уильям Тафт, но избрание Вильсона, связанного с близким к Ротшильдам кланом Морганов, было обеспечено расколом республиканцев с помощью участия в выборах «третьего кандидата» — экс-президента Теодора Рузвельта;
  • сентябрь 1913 года — поворот внутри сионистского движения на XI Конгрессе в Вене; смена руководства, переход под контроль Ротшильдов и интеграция с англосаксонскими интересами (Декларация Бальфура и Палестинский мандат Англии от Лиги Наций);
  • конец 1913 года — создание ФРС: спецоперация с тремя вариантами — главным и отвлекающими. План был принят 22 ноября 1910 года на секретной встрече банкиров на острове Джекил, у берегов Джорджии. Руководил полковник Хаус, в будущем приближенный советник Вильсона, лично подбиравший первый состав Совета управляющих ФРС (в Конгрессе проект вел дед пятерых братьев Рокфеллеров по материнской линии сенатор Нельсон Олдрич);
  • 1914 год — Первая мировая война: консолидировав политические ресурсы и установив контроль над мировыми финансами, олигархия пошла за мировой властью. Проект Лиги Наций — это мировое правительство на развалинах четырех империй — Российской, Германской, Австро-Венгерской, Османской. Маленькое отступление: почему потребовалось обрушивать монархии? Чтобы забрать у них династический принцип организации власти, передав его олигархическому бизнесу. И превратить сменяемых на выборах политиков в марионеток олигархии. Этим нам «пудрят мозги» уже более ста лет, а мы все продолжаем верить;
  • 1917−1918 годы — итоги Версаля перекрываются Великим Октябрем; это — системный крах первого глобалистского проекта. По Уинстону Черчиллю: «Большевики представляют Интернационал — учреждение и идею, совершенно чуждую и враждебную нашей цивилизации» (то есть зафиксируем: большевизм несовместим с цивилизационным проектом западного глобализма);
  • 1920 год: США поэтому не ратифицируют Версаль и не вступают в Лигу Наций; берется курс на переигровку Первой мировой войны;
  • в мае того же 1920 года резко опускается учетная ставка ФРС, которую в феврале 1929 года так же резко поднимают, провоцируя обвал Великой депрессии. Ключевые фигуры этой аферы — директор Банка Англии Монтегью Норман и глава минфина США в трех (!) администрациях банкир Эндрю Меллон;
  • между этими событиями, в феврале 1927 года, Конгресс вносит поправки в закон о ФРС и отменяет 20-летнее ограничение ее полномочий, делая их бессрочными и развязывая олигархам руки для махинаций;
  • январь 1932 года — экс-канцлер Франц фон Папен в Кельне представляет Гитлера Норману и братьям Алену и Джону Фостеру Даллесам; ровно через год тот же фон Папен вводит его в круг промышленных и финансовых воротил Германии, а еще через две недели Гитлер становится канцлером;
  • главой Рейхсбанка становится протеже Нормана Ялмар Шахт, который вместе с ним входит в ближний круг Ротшильдов. До этого Шахт возглавлял Веймарский Рейхсбанк, но ушел после замены репарационного плана Оуэна планом Янга, под который в 1930 году создали Банк международных расчетов, ставший каналом финансирования Гитлера Западом (в системе глобальной власти этот банк и сегодня «на плаву»: контролирует Базельский клуб центробанков и Совет по финансовой стабильности «Группы двадцати»);
  • и последнее: восстановление военной промышленности Германии происходит в рамках двух холдингов — I.G. Farbenindustrie и Vereinigte Stahlwerke — с управляющими компаниями в США. После Второй мировой войны холдинги разукрупняют, а их архивы теряются. Так концы прячутся в воду.

Какие из всего этого выводы?

Главное. Германский нацизм был сконструирован глобальной олигархией для решения «русского вопроса», вставшего в связи с Великим Октябрем, который разорвал с внешним управлением Временного правительства.

Для справки: Гитлер — агент действовавшей под контролем Антанты немецкой военной разведки, завербован в 1919 году, чтобы возглавить Немецкую рабочую партию Антона Дрекслера; в 1921 году, став ее лидером, переименовал в НСДАП. После провала Пивного путча был выведен в действующий резерв, в котором его и Гесса курировал Карл Хаусхофер — генерал, крупный геополитик, автор концепции «Lebensraum» («жизненного пространства»), оккультный мистик из тайного общества «Thule-Gesellschaft». Именно ему принадлежат основные идеи «Майн Кампф», которые он надиктовал Гитлеру. Сам Гитлер лишь развернул их вектор на Восток, чему, кстати, Хаусхофер противился.

Итак, стратегия Запада в преддверии войны заключалась в сталкивании лбами Германии и СССР, чтобы затем продиктовать тем и другим свою волю. Об этом свидетельствовал наш крупный разведчик-нелегал генерал Юрий Дроздов; в этом в июне 1941 года признавался будущий президент США Гарри Трумэн. Англо-американский план заключался в том, чтобы дождаться момента и вступить в войну на своих условиях. И вернуться к проекту нового мирового порядка, проваленному Великим Октябрем. Об этом между строк написано в Атлантической хартии. Антигитлеровская коалиция — вынужденный шаг Запада, чтобы войти в когорту победителей и участвовать в послевоенном разделе мира. Хотя и не так, как им хотелось — не самостоятельно, а вместе с СССР. Ялтинско-Потсдамская система — одна сторона этого вынужденного для Запада компромисса, другая сторона — развернутая на этом фоне Холодная война: «длинная телеграмма» Джорджа Кеннана, Фултонская речь Черчилля, создание НАТО и ФРГ и т. д.

Ялтинско-Потсдамская система была под вопросом до самого Потсдама; 1 июля 1945 года по плану «Немыслимое» силы США и Великобритании вместе с десятью дивизиями вермахта должны были начать против СССР новую войну. Авантюристов отрезвила проведенная в канун этой даты перегруппировка сил Красной Армии, показавшая, что план советскому командованию известен, внезапность утрачена, и шансов на успех нет. После этого против СССР применили ядерный шантаж, связанный с успешным испытанием в США атомной бомбы; с этого шантажа Потсдамская конференция, собственно, и началась.

Таким образом, Ялтинско-Потсдамская система — результат сложенного итогами войны баланса, который не устроил Запад. И поэтому она подвергалась постоянным атакам — от попыток закрепления ядерной монополии Запада (план Баруха в ООН) до эскалации противостояния на уровень Карибского кризиса. Когда стало ясно, что военным путем с СССР ничего не сделать, включили гибридный вариант «мягкой силы», запустив проекты:

  • Римского клуба, в который вовлекли влиятельную часть советской элиты, ориентированной на компромисс с Западом;
  • и разрядки, втянув СССР в хельсинкский процесс.

Итог — распад СССР, его Запад и добивался; именно поэтому, как никто не ждал советские войска в центре Европы в 1945 году, так и сегодня стремятся не допустить восстановления глобального баланса. Рассматривают все варианты. И то, как обставлена подготовка к предстоящим в апреле этого года учениям НАТО, показывает, что в работе у них находится и вариант полномасштабной войны с Россией.

Но главный упор делается на «второе издание» компромисса, такое же проигрышное, зашифрованное в миф «многополярного мира». Ибо настоящая многополярность — это наличие ряда самостоятельных центров со своими политическими и экономическими системами и институтами. Причем эти центры настолько самодостаточны и сильны, что каждый из них в состоянии в одиночку противостоять не только любому другому, но и коалиции всех остальных. Строго говоря, многополярный мир — это система «единичного вето» Мортона Каплана. А в рамках сегодняшней системной модели — ООН, ВТО, МВФ, «двадцатка» и т. д. — никакой многополярности быть не может — это сказки от Бжезинского из «Великой шахматной доски». Только борьба за перехват контроля; причем, эфемерная, с перспективой срыва во всеобщий хаос, если Запад этот контроль действительно потеряет. На такой перехват долгое время рассчитывал Китай; последние события показывают, что эти надежды тают. И именно поэтому углубляется российско-китайская интеграция, которую из соображений политкорректности не называют союзом, но сути дела это не меняет. Это союз, в рамках которого Западу предъявляется глобальная альтернатива, в структуре которой начинают формироваться:

  • своя система институтов — ШОС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Новый банк развития (НБР), БРИКС и т. д.,
  • свои геополитические проекты — Евразийский экономический союз (ЕврАзЭС) и «Пояс и путь», сопрягаемые проектом Большого Евроазиатского партнерства.

Часто спрашивают: как не оказаться в этой модели таким же придатком Китая, каким придатком Запада мы стали в 90-е годы? Очень просто: перевод постсоветской интеграции из экономической в политическую плоскость с выходом на воссоздание единой государственности.

Насколько это сложно — показывает российско-белорусский, так сказать, «диалог». Поэтому в сухом остатке у нас — дилемма между хаосом обвала нынешней однополярной модели, загримированной под многополярность, и возрождением глобальной конкуренции, что упирается в реанимацию российского идеологического — именно идеологического! — проекта. Выбор между внешним управлением и суверенитетом в пользу последнего — это и есть путь к воссозданию Ялтинско-Потсдамской системы, доказавшей эффективность в обеспечении мира и международной безопасности. Разговоры о якобы «неприемлемости» игр «с нулевой суммой» в ситуации такого выбора — большое заблуждение. Ибо Запад не изменился и ставит перед собой те же цели, что и сто лет назад. Именно поэтому, на мой взгляд, необоснованны надежды на «большую пятерку». Таковой она не станет. Хотя с точки зрения информационного противостояния идея российского президента — безусловно плодотворная.

via

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *