Мир после глобализации и Новой Ялты

Наиболее вероятным сценарием развития мира в ближайшие двадцать лет является «мир панрегионов», что представляется многим как повторение сценария между серединой 19 и серединой 20 века, когда в мире было несколько великих держав, разделивших между собой мир. Вот только войти в одну реку дважды нельзя – развитие технологий, логистики, взаимное проникновение, наследие неудачной глобализации и другие факторы вносят своё существенное влияние

Мир после глобализации и Новой Ялты

Обратим свой взор в не очень далекое будущее, на тот мировой порядок, что будет создаваться в мире панрегионов. Именно так будет выглядеть мир после Новой Ялты: великим державам – права, остальным – закон и налоги.

И да, этот принцип останется неизменным.

Глобальный мир

До середины 19—го века наличие непосредственных и желательно открытых границ было ключевым требованием для интенсивного и регулярного взаимодействия стран и народов. Большая часть контактов в экономике, культуре, религии, социальной сфере и т.д. строились в формате двусторонних отношений. Периодически возникали попытки построения наднациональных правил и/или многосторонних союзов (Венский конгресс, Ганзейский союз и др.), но по большей части их роль была сильно ограниченной, становясь в большей степени исключением, чем правилом.

Дружба «через соседа» была важнейшим фактором политики. Как Россия более века назад «дружила» с Францией через Германию, так мы сейчас «дружим» с Германией через Польшу и Венгрией через Украину. В предыдущие века было справедливо – чем больше границ между странами, тем сложнее взаимодействовать.

Взаимодействия в доглобальном мире

Взаимодействия в доглобальном мире

Развитие транспортной связанности и мобильности населения повлекло изменение контуров геополитики и экономики, были запущены механизмы глобализации. Снижение влияния двусторонних контактов, формирование всеобщих наднациональных правил и принципов стало набирать значимость. В какой-то момент была пройдена точка, когда наднациональные правила стали определять намного больше в политике стран, чем двусторонние договоренности, соглашения и союзы. Произошло ли это в момент образования Лиги наций, или при вступлении США в Первую мировую войну, что определило национально-территориальный принцип мира после победы, не важно. Это вопросы для историков.

Вот только при начале глобализации была допущена критическая ошибка, которая так и не была исправлена позднее. Все считали выгоду исключительно от экономической глобализации, которая тривиальным образом выводилась из углубления разделения труда, в рамках развития капиталистической или антикапиталистической (советской) экономических систем. Но практически никто не пытался посчитать убытки от бессистемной глобализации в других сферах жизни.

Вот и получилось, что прибыль от экономического объединения оказалась в разы меньше, чем убытки от социальной, культурной, образовательной, религиозной и т.д. унификации. И да, любые разговоры про первичность экономики над всеми остальными аспектами общественной жизни есть редуцирование, т.е. глупость. Нельзя раздельно рассматривать экономику, социальную сферу, психоисторический смыслы, культурные и другие вопросы. Любой сложный фактор необходимо оценивать разносторонне, надсистемно, в ином случае мы так и не извлечем уроков из падения очередной Вавилонской башни.

Вернемся к глобализму. В представлении многих он заключается/ведет к полному уничтожении национальных особенностей, различий между странами и народами в самое ближайшее время, но это серьезное упрощение. Среднесрочные цели и представления о будущем у глобалистов сложнее – индивидуальность государств/народов допустима, но она должна оставаться лишь на локальном, внутреннем уровне. Все внешние взаимодействия следует производить через систему общемировых правил и принципов, которым все подчиняются. Мир становится общим, в том смысле, что каждый взаимодействует с каждым, но не через двусторонние связи, а через общее пространство, живет в едином времени. Никто не закрыт от общего миропорядка.

Представления глобалистов о мире будущего

Представления глобалистов о мире будущего

Глобальный мир можно представить как океан, наполненный громадным количеством небольших островков, каждый из которых не автономен, нуждается во всех остальных, но для покупки/продажи продукции и услуг надо плыть не на другой остров, а на экстерриториальные специализированные ярмарки.

Вот именно такой мир и строили правые либералы, где столицы/большие города растворялись в общем море, а дальние провинции стран становились своеобразными островами старого мира.

Земля ночью из космоса

Земля ночью из космоса

Посмотрите на карту мира из космоса ночью, святящиеся точки городов и есть глобальное море в физическом плане, а темные куски карты вокруг них – острова. В далекой перспективе мир должен был стать одним большим святящимся пятном, но на это ушло бы несколько поколений. Никто из вменяемых глобалистов, да именно вменяемых и мыслящих, не ждал этого в ближайшие десятилетия.

Таким образом, построение глобального мира является естественным с точки зрения голой экономики ходом в развитии человечества. Вот только анализ сложных процессов в рамках одного из аспектов – гиблое и бессмысленное дело. Выгода от углубления разделения труда оказалась в разы меньше, чем требуется ресурсов на сопоставимое по скорости объединение в других сферах.

Фактически мы будем наблюдать продолжение глобализации и формирование единого человечества, но процессы должны идти значительно медленнее и осознаннее. Исходя из принципов избыточности, характерных для Вселенной, человечество на Земле сможет объединиться не раньше, чем появятся космические колонии/межзвездные путешествия.

Мир панрегионов

Нельзя вернуться в прошлое. Мир панрегионов не будет повторением ни периода империй, перед Первой мировой войной, ни периода Холодной войны, когда существовали отдельные и практически не связанные экономические и технологические системы.

Границы в мире панрегионов

Границы в мире панрегионов

Картинку ближайших десятилетий будет более сложная и интересная:

  • панрегионов будет несколько, внутри них будут действовать уникальные социальные, экономические, технологические и т.д. системы;
  • наднациональная глобальная система законов будет сохранена, но ее роль и масштаб в разы уменьшатся, где были океаны, останутся небольшие внутренние моря;
  • взаимодействие панрегионов будет происходить через этот урезанный глобальный мир;
    законы глобального мира будут недоступны внутри панрегионов, т.е. никаких ЕСПЧ и им подобных структур;
  • взаимодействие панрегионов и глобального мира будет через буферные территории, своеобразные Гонконги. С одной стороны, это часть панрегиона, с другой есть внутренняя граница для населения, товаров, технологий и т.д., но открытость миру этой территории значительно больше;
  • буферные территории будут на окраине панрегиона, а не столицы и крупные города. Надо полностью отключить инстинкт самосохранения, чтобы в административном, деловом, научном и т.д. центре/ядре, позволять создавать аномальную зону;
  • невошедшие в панрегионы страны и территории будут подвергаться все такому же массовому ограблению;
    панрегионы будут в крайне жесткой форме требовать от внешних территорий открытости, соблюдения мировых законов и т.д.

Интересным будет феномен буферных/транзитных территорий панрегионов, на их территории будут формироваться совместные предприятия, приезжать иностранцы и т.д. Именно сюда будут выдавливаться настроенные оппозиционно граждане – зоны большей свободы. Не согласен человек с мнением и принципами большинства – езжай во фронтир. Собственно, так и образовывалось казачество, чья энергия была в итоге направлена на благо России, а не ее развал. Поляки зажимали казаков, получая давление внутрь страны, Россия осторожно выдавливала их на окраины и без лишней надобности не трогала. История наглядно показала, чей подход был верен.

В остальном же, Африка как была архипелагом из множества островов (портов для вывоза ресурсов), так им и останется. У стран и народов будет выбор – войти в панрегион, приняв его законы и резко сократить общение с остальным миром, или перейти в разряд дикого поля, где минимум прав и защищать вас никто не будет, только грабить.

Таким образом, в мире панрегионов не будет универсальных законов, его структура будет намного более сложной, чем виделось глобалистам, но в тоже время, тенденция на всеобщую интеграцию, без избыточных ускорений, будет четкой и понятной.

Описанный принцип миропорядка более интересным и сложным, чем нам кажется. Если человечество сможет не нырнуть в следующую попытку глобализации, а пойдет по сценарию «Триполярный мир», у нас есть хороший шанс качественного развития.

Резюме

Контуры постглобального мира панрегионов просматриваются все более ясно и четко. Попытка глобализации, исходя из приоритета экономики и игнорирования остальных особенностей стран, народов и культур уже раз завели нас всех в тупик. Будем надеяться, следующий заход будет более плавным и не таким экстремальным.

Возврата к прошлому нет, многие сферы жизни будут подвергаться взаимному проникновению разных культур и подходов, общемировые, глобальные законы претерпят серьезные изменения, да и применяться они будут только к несубъектным территория. Особый интерес представляют буферные, транзитные территории, фронтиры, которые будут позволять панрегионам сбрасывать внутреннее напряжение и фильтровать входящий поток.

Подождем «Новую Ялту», и посмотрим, насколько этот мир будет походить на нарисованную мной картину.

via

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *