Мы противостоим беспощадному тайному заговору

тайный заговор

Эта речь президента Кеннеди прозвучала всего через несколько месяцев после его инаугурации и за несколько месяцев до рождения Барака Обамы — 27 апреля 1961 года. Она на протяжении десятилетий озадачивала историков, спичрайтеров и политиков.

Кеннеди явно что-то знал и хотел донести это до публики в 1961 году. Эта речь не просто о «тайных обществах», а о «монолитном и безжалостном заговоре» против человечества.

Многие сходятся во мнении о том, что это выступление обнаруживает то, что происходит прямо сейчас.

«Дамы и господа:

Само слово «секретность» противоречит свободному и открытому обществу; и мы как народ — исторически и по своей сути – находимся в противостоянии секретным обществам, тайным орденам и закрытым собраниям. Давным-давно мы решили, что опасности чрезмерного и незаконного утаивания относящихся к делу фактов многократно перевешивают опасности, на которые они ссылаются, дабы оправдать это. Даже сегодня есть небольшой смысл в противостоянии угрозе, которую представляют тайные общества посредством копирования их произвольных ограничений. Даже сегодня, есть небольшой смысл в гарантировании выживания нашей нации, если наши традиции не выживут вместе с ними. И есть очень серьёзная опасность, которая нуждается в огласке для увеличенной (большей) безопасности, которой воспользуются те, кто сильно желает расширить её значение до границ официальной цензуры и утаивания. Это то, чему я не собираюсь позволять расти (расширяться, увеличиваться), это на моём контроле. И ни один служащий в моей Администрации – высокого ли он или низкого ранга, гражданский или военный, не должен интерпретировать мои слова сегодня вечером как повод чтобы подвергать цензуре новости, для подавления диссидентов, чтобы прятать наши ошибки или утаивать от прессы и публики факты, которые они заслуживают знать.

Мы противостоим по всему миру монолитному и беспощадному тайному заговору, где полагаются, прежде всего, на скрытые средства для расширения своей сферы влияния – на инфильтрацию вместо вторжения, на низвержение вместо выборов, на запугивание вместо свободного выбора, на террористов ночи вместо армии дня. Это система, которая задействовала громадное число людей и очень большие материальные ресурсы в строительстве тесно связанной, высоко эффективной машины, которая осуществляет военные, дипломатические, разведывательные, экономические, научные и политические операции.

Эти приготовления скрыты, они не преданы огласке. Их ошибки хоронятся, а не пестреют на заголовках газет. Их диссиденты хранят молчание, а не занимаются восхвалением. Вопросы о денежных затратах не задаются, слухи не печатаются, тайны не раскрываются…

…Не Президент должен бояться испытующего взгляда публики на его программы. От этого испытующего взгляда приходит понимание, и от этого понимания приходит поддержка или противостояние. И то, и другое необходимы. Я не прошу от ваших газет поддерживать Администрацию, но я прошу вашей помощи в огромной задаче информирования и предупреждения Американского народа. Что до меня – я имею полную уверенность в отклике и преданности наших граждан, всякий раз, когда они полностью информированы.

Я не только не могу подавлять полемику среди ваших читателей – я приветствую это. Эта Администрация намерена быть беспристрастной к своим ошибкам; как однажды сказал один мудрый человек: «Ошибка не становится ошибкой до тех пор, пока вы не отвергаете её исправление». Мы намереваемся принять полную ответственность за наши ошибки; и мы ожидаем от вас, что вы будете их нам указывать, когда мы их упускаем из вида.

Без дискуссий, без критики ни Администрация, ни страна не могут преуспевать – и не может выживать республика. Именно поэтому Афинский законодатель Солон постановил, что для любого горожанина является преступлением уклоняться от публичной полемики. И именно поэтому наша пресса была защищена Первой Поправкой – единственная деятельность в Америке, специально защищённая Конституцией – главным образом, не для того, чтобы развлекать и веселить, не для того, чтобы ставить акцент на тривиальном и сентиментальном, не просто для того, чтобы «давать публике то, что она хочет» — а чтобы информировать, пробуждать, отражать, заявлять о наших опасностях и наших благоприятных возможностях, чтобы показать наши кризисы и наш выбор, чтобы вести, направлять, давать образование и иногда даже будоражить общественное мнение.

Это означает ещё большую сферу действий и анализ международных новостей – это не так далеко, это совсем рядом. Это означает более значительное внимание к улучшению понимания новостей. И это, в конечном счёте, означает, что правительство на всех уровнях должно принять свои обязательства в том, чтобы обеспечить вас всей возможной информацией, выходящей за пределы узких границ национальной безопасности – и мы намереваемся делать это.

И также это и для печатной прессы – для того, кто ведёт записи деяний человека, для хранителя его совести(сознания), курьера его новостей – что мы ищем силу и помощь, и мы уверены что с вашей помощью человек будет таким, каким он был рождён быть: свободным и независимым».

ТГ Теория Большого шока

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *