Тайные пружины развала СССР-3

40 лет назад Горбачев стал членом Политбюро - Газета.Ru

 часть 2

«Обуржуазивание» советской системы, которая началась после смерти Сталина, рано или поздно должно было изменить базис (экономика) и надстройку (идеология) системы, чтобы трансформировать её в иную модель государственного устройства. Эти изменения  шли постепенно и подспудно.

Внешне (в идеологии) всё оставалось, как прежде, а в экономике происходили серьёзные сдвиги в сторону «теневого» рынка, которые постепенно теснили плановую экономику, в том числе и во внешней торговле.

В результате начала формироваться сырьевая корпоратократия, которая делилась на кланы – «нефтяной», «газовый», «зерновой», «торговый»…

Но все они контролировались двумя мощными кремлёвскими группировками – днепропетровской (Брежнев, Кириленко) и ставропольской (Суслов, Андропов).

Днепропетровские держали в руках нефтегазовый комплекс страны (через предсовмина Косыгина), ставропольские – зерновой (через секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству Кулакова).

Но вскоре, в конце 70-х, начались тектонические сдвиги в клановой иерархии.

В июле 1978 года внезапно умирает Кулаков. И на его место «ставропольцы» приводят своего молодого ставленника – Михаила Горбачёва. Отмечу, что неоднократно предпринимались попытки соперников оторвать его от «зернового» клана: сначала Горбачёва хотели поставить во главе Отдела пропаганды ЦК КПСС (вместо А. Яковлева), потом – Генпрокурором СССР (вместо Р. Руденко).

Но каждый раз Суслов отбивал эти попытки, Горбачев был нужен ему именно «на зерне».

По этой причине в 1978 году КГБ СССР (Андропов) были затеяны «рыбное» и «сочинско-краснодарское» дела, целью которых была дискредитация хозяина Краснодарского края Сергея Медунова.

Почему именно его? Во-первых, этот край всегда был конкурентом Ставропольского, а во-вторых – Медунов был одним из кандидатов в преемники Кулакова от «нефтяного» клана. Поэтому «ставропольцы» сделали всё возможное, чтобы «на зерне» оставался их ставленник. Ведь это было стратегическое сырьё, торгово-экономический канал, обслуживаемый внешторговским кланом, в интересах западных корпораций.

Ещё в 60-е годы в торговле зерном в СССР сложилась практика, когда значительная часть закупленного зерна элитных сортов бесследно исчезла.

Схема этой торговли была аналогична схеме торговли сырой нефтью, а именно: СССР продавал импортное зерно, (которое посредством махинаций с документами превращалось в экспортное), не непосредственно конечным потребителям, а независимым зернотрейдерам.

Эти операции шли через крупнейшего транснационального трейдера зерновой продукции, семейную американскую компанию Каргилл, подконтрольную семье Рокфеллеров, Пентагону и ФЕМА (американская МЧС).

В результате этих операций валютные доходы СССР резко возросли, особенно в 70-е годы, когда клан Рокфеллера стал направлять ресурсы, полученные странами-экспортёрами нефти на глобальный нерегулируемый и неконтролируемый валютный рынок, чтобы накапливать их там в своих финансовых институтах.

Тем же занимались «нефтяной» и «зерновой» кланы Кремля, – накапливали валюту (а не разворовывали её) и держали в иностранных банках для будущих стратегических операций против Запада. Однако для последнего это было «секретом Полишинеля».

Там ещё с  послевоенного времени активно велась работа по вовлечению СССР в глобальные операции. И если при Сталине эти попытки часто терпели крах (провалы «плана Маршалла», экуменических контактов РПЦ и т. д.), то после смерти «вождя народов» ситуация стала меняться в лучшую для Запада сторону.

Попутно с втягиванием Советов в глобальные связи на Западе осуществляляли программу по изучению кадрового состава высших органов власти в СССР. Говоря коротко – «подшивалось» досье на каждого фигуранта. В ЦРУ была самая обширная подобная картотека.

Вот что пишет об этом в книге «ЦРУ без маски» Мардонес Куэвас:

«Административному управлению ЦРУ (ранее оно называлось Управление поддержки) подчинено и Бюро медицинского обслуживания.В его обязанности входит как медицинское обслуживание агентов и их семей, так и разработка «психологических портретов» «национальных» деятелей, используя которые можно составлять схемы психологических действий по их вербовке…».

То есть, целый штат опытных психологов составлял характеристики на советских руководителей, чтобы определить, кто из них поддается вербовке.

Особое внимание уделялось тем из них, у кого были «тёмные пятна» в биографии или различные слабости: например, репрессированные Советской властью родственники, пребывание на оккупированной территории, любовь к лести, роскоши и т. д. и т. п. И если в сталинские годы людей, готовых перевербоваться, были единицы (действовал страх неотвратимости сурового наказания), то позже, под влиянием хрущевской «оттепели» таких людей становилось всё больше.

Одним из них и был Горбачёв, который являлся олицетворением подобного типа руководителей. Естественно, на Западе об этом прекрасно знали, имея подробное досье на всех советских руководителей от среднего и до высшего парт-госзвена. И дело было за малым – создавать условия для подобных руководителей, продвигая их по служебной лестнице, оттесняя конкурентов.

Очередной рубежной датой можно считать 1980 год. Тогда произошло сразу несколько важных событий и на международной арене,  и в межклановом противостоянии советских элит, важнейшее из которых — «нефтяники» проиграли «зерновикам».

Но об этом – в следующей публикации.

Федор Раззаков, писатель.

продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *